четвер, 8 грудня 2011 р.

"Я был батальонный разведчик" дворовая песня на музыку "Гимн восходящего солнца"

Пісня що співали у 1970-ті Я был батальонный разведчик

Вариант записаний в.висоцьким











Мелодія не та, що ми співали у дворі, бо мабуть пісня написана раніше, відразу після війни, до появи популярної групи "Енимал"

Вариант Висоцького

Я был батальонный разведчик,
А он – писаришка штабной.
Я был за Россию ответчик,
А он жил с моею женой.

Войну я прошел до Берлина,
В окопах я часто лежал.
Рыдали медсестры, как дети,
Пинцет у хирурга дрожал.

Домой я вернулся, ребята,
И ну свою Кланьку ласкать.
Протез мне мешает ужасно,
Его положил под кровать.

Лежу, а осколок железный
Давит на пузырь мочевой.
Полез под кровать за протезом,
А там писаришка штабной.

Я бил ее белые груди,
Срывая с себя ордена,
Ах, добрые, добрые люди,
Ах, мать ты, сырая земля.

Говорят, что судьба не индейка,
И за это я песню пою.
Как фашистская пуля злодейка
Оторвала способность мою. 
…Спасибо, граждане, спасибо девушки,
А ты, с пистолетом, што не подаешь?






Стихи:
Охрименко А.П. Кристи С.
Шрейберг В.
Музыка:
Охрименко А.П. Кристи С.
Шрейберг В.
Я был батальонный разведчик,
А он - писаришка штабной.
Я был за Россию ответчик,
А он спал с моею женой. 

Ах, Клава, любимая Клава,
Неужто судьбой суждено,
Что ты променяла, шалава,
Меня на такое дерьмо.

Меня на такую скотину,
Да я бы с ним рядом не стал.
Ведь я от Москвы до Берлина,
По трупам фашистским шагал.

Шагал, а потом в лазарете
На койке больничной лежал,
И плакали сестры, как дети,
Пинцет у хирурга дрожал.

Дрожал, и сосед мой рубака,
Полковник и дважды герой.
Он плакал, закрывшись рубахой,
Скупою слезой фронтовой.

Скупою слезой фронтовою
Гвардейский рыдал батальон,
Когда я геройской звездою
От маршала был награжден.

Потом мне вручили протезы
И быстро отправили в тыл,
Скупые мужицкие слезы
Кондуктор в вагоне пролил.

Пролил, но а после, паскудник,
С меня же содрал четвертак,
Ох, люди, ох, русские люди,
Ох, люди, ох, мать вашу так.

К жене словно вихрь я ворвался
И Клавочку стал я ласкать,
Я телом жены наслаждался,
Протез положил под кровать.

Болит мой осколок железа
И давит пузырь мочевой.
Полез под кровать за протезом,
А там писаришка штабной.

Я бил его в белые груди,
Срывал на груди ордена,
Ох, люди вы, русские люди,
Родная моя сторона.
Ох, люди вы, русские люди,
Подайте на чарку вина.

____________________________________________
______________________________________________

Я был батальонный разведчик,
А он писаришка штабной.
Я был за Россию ответчик,
А он спал с моею женой.

Ах, Клава, любимая Клава,
Ужели судьбой решено,
Чтоб ты променяла, шалава,
Меня на такое … добро!

Меня - на такого мужчину!
Я … бы с ним рядом не стал.
Ведь я от Москвы до Берлина,
По вражеским трупам шагал.

Шагал, а потом в лазарете
Со смертью в обнимку лежал,
И плакали сестры, как дети,
Пинцет у хирурга дрожал.

Тяжелой солдатской слезою
Расплакался весь батальон,
Когда я Геройской Звездою
С протёзами был награжден.

И вот мне вручили протёзы,
И еду-то, братцы, я в тыл.
Скупые мужицкие слезы
Кондуктор в вагоне пролил.

Пролил, прослезился, собака,
Но все же содрал четвертак,
Не выдержал, сам я заплакал:
Грабители, мать вашу так!

Грабители, сволочи тыла,
Эх, как же вас носит земля!
И понял я: многим могила
Придет от мово костыля.

Домой я с войны возвращался,
И стал я ту Клавку ласкать.
Я телом ее наслаждался,
Протез положил под кровать.

Проклятый осколок железа
Мне жал на пузырь мочевой.
Полез под кровать за протезом,
А там - писаришка штабной!

Я бил его в белые груди,
Срывал я с него ордена…
Ах, люди, советские люди,
Подайте на чарку вина!

__________________________________________________

Я был батальонный разведчик,
А он писаришка штабной.
Я был за Россию ответчик,
А он спал с моею женой. 

Ой, Клава, ой, милая Клава,
Увидеться нам ль суждено?
За что ж променяла, отрава,
Орла на такое дерьмо? 

Орла на такого "мужчину"…
Да я бы с ним рядом не стал…
Когда от Москвы до Берлина
По трупам свой путь пролагал. 

Шагал, а потом в лазарете
С опасным раненьем лежал.
И плакали сестры, как дети,
Ланцет у хирурга дрожал… 

И плакал сосед мой, рубака –
Полковник и дважды герой.
Он плакал, накрывшись рубахой,
Скупою слезой фронтовой. 

Скупою солдатской слезою
Гвардейский рыдал батальон,
Когда я геройской Звездою
От маршала был награжден. 

Затем мне вручили протезы
И в отпуск отправили в тыл.
Красивые крупные слезы
Кондуктор на литер пролил. 

Пролил, прослезился, собака,
Но все же сорвал четвертак.
Не выдержал я - и заплакал
И думаю "Мать вашу так!.." 

Домой я как вихорь ворвался
И – ну свою Клаву ласкать!
Я телом ее наслаждался,
Протез положив под кровать… 

Лежал, а потом захотелось
В уборную, братцы, пойти,
Солдатское сердце забилось,
Заныло, забилось в груди… 

Лежу, а осколок железа
Давит на пузырь мочевой.
Полез под кровать за протезом –
А там… писаришка штабной… 

Я бил его в белые груди,
Срывал я с себя ордена, -
Ой, люди, ой, русские люди,
Родная моя сторона!.. 

…Говорят, что судьба – не индейка,
И за это я песню пою,
Как фашистская пуля-злодейка
Оборвала способность мою. 

…Спасибо, граждане, спасибо девушки,
А ты, с гранатометом, почему не подаешь?


Немає коментарів:

Дописати коментар